Иерей Евгений Шмелев: приехал в Сингапур учиться, а стал священником

Священник Евгений Шмелев, клирик храма Успения Пресвятой Богородицы в Сингапуре, рассказал удивительную историю о том, как он – выпускник Бауманского университета, инженер и программист – однажды приехал в Сингапур, чтобы получить второе высшее образование, а в итоге стал священником Русской Православной Церкви, крестил своего отца, и теперь они с супругой и семью детьми совмещают домашние заботы, служение в храме и жизнь в одном из самых динамично развивающихся мегаполисов мира.

Ранее утро, еще темно. Отец многодетного семейства будит старших детей и помогает им собраться в школу. По пути на работу завозит младшую дочку в детский сад. В офисе привычная картина: приглушенный гул разговора коллег, множество людей, open space… День проходит, и вновь на часах шесть вечера – рабочий день подошел к концу. Что удивительного, спросите вы? Обычный день обычного человека. Но наш герой не так прост. Он садится в машину и едет в православный храм, чтобы совершить вечернее богослужение.

Воцерковление в Сингапуре

Если в расписании стоит ранняя литургия в семь утра, то перед работой я приезжаю в храм служить. Вечером мы вместе с семьей проводим время за занятиями или общением, делаем уроки, и в десять часов все ложатся спать. Все как у всех. В вечерние часы я продолжаю обучение на пастырских курсах. Господь устроил все в моей жизни лучшим образом. Но мы с супругой прошли долгий путь к такому укладу жизни.

Если в расписании стоит ранняя литургия в семь утра, то перед работой я приезжаю в храм служить

Я крестился в 25 лет, когда начал встречаться со своей будущей супругой. Ее бабушка была глубоко верующим человеком. И она сказала нам: «Так не годится, надо креститься». Тогда я прислушался к этим словам и принял крещение.

После свадьбы мы решили устроить себе необычное свадебное путешествие. Часть денег накопили, часть заняли. В турагентстве нам посоветовали посетить Малайзию и Сингапур. Так мы и узнали о существовании Сингапура.

По прилете в Куала-Лумпур мы словно попали в сауну. Повышенная влажность, непривычно жарко. Многие местные стараются не ходить по улице днем. В Азии так почти повсеместно. Здесь фактически нет сезонов, зато есть сезон дождей с декабря по январь. Иногда бывает сильный дождь, и в этот период становится прохладнее, но высокая влажность сохраняется всегда.

Иерей Евгений Шмелев с супругой Анной

Нашего старшего сына мы покрестили в московском храме, тогда же впервые задумались, что хорошо бы воспитывать его в православной традиции. Мы посещали храм после крещения сына. Но так сложилось, что священник не допустил меня до первого причастия. Батюшка спросил: «Ты постился, правило читал? Нет? Тогда извини». После этого мне уже не хватало решимости пойти в храм. Прихожан много, мне было непонятно, что делать, что читать, и дело моего воцерковления не сдвинулось с места.

Переезд

В какой-то момент я задумался о втором высшем образовании. Начал искать университет, и Сингапур возник как вариант. Промыслом Божиим я легко поступил в Сингапурский университет. Самостоятельно учил английский, чтобы поехать учиться за границу, и когда настал момент языковой практики, первое, что меня удивило – это так называемый «синглиш» – синергия сингапурского и английского языков. Местные могут, говоря на английском, использовать грамматику китайского языка и плюс какие-то междометия, связующие слова из малайского. Привыкал я долго.

Первым переехал я, а затем супруга. Мы попробовали устроиться на работу, и нас взяли. Так и началось. Нам с ней тогда было около 30 лет. Нам недоставало общения с соотечественниками. И тут она нашла в интернете информацию о приходе Успения Пресвятой Богородицы, в то время он был относительно недалеко от нас. Сингапур в принципе небольшой город: 45 на 25 км. Его можно объехать за пару часов. Дорога до храма занимала минут 15 на автобусе. И мы начали регулярно ходить в храм по воскресеньям. Можно сказать, что мое воцерковление началось по приезде в Сингапур.

Митрополит Сингапурский и Юго-Восточно-Азиатский Сергий

Первые три года у нас на приходе постоянно менялись священники. Каждые 3 месяца владыка Сергий (митрополит Сингапурский и Юго-Восточно-Азиатский Сергий (Чашин). – Ред.) направлял к нам на приход священников из России. Бывало, кто-то приезжал по второму разу, но чаще это были незнакомые нам отцы. В 2009 году у нас появился постоянный священник, когда прихожанин храма Александр принял священный сан (ныне епископ Джакартский Питирим (Донденко), викарий Сингапурской епархии. – Ред.).

Будущий владыка Питирим нес послушание на клиросе, когда мы с супругой начали посещать приход. У нас есть давняя традиция – после службы оставаться на чаепитие или трапезу, продолжать общение. Вот тогда мы и познакомились. Тогда-то владыка Сергий и предложил мне помогать в алтаре.

«Что я здесь делаю?!»

Около пяти лет я был обычным прихожанином, алтарничал, помогал, чем нужно. Но однажды после богослужения владыка Сергий пригласил меня в алтарь и спросил, не думал ли я о священстве… Я был сильно удивлен, таких мыслей у меня никогда не было. После этого разговора я стал думать и оглядываться на события, происходящие со мной эти годы.

«Что я здесь делаю, как я тут оказался?». И вдруг я нашел во всем, что происходило со мной, Божий Промысл, а в этом предложении увидел избрание. Я надеялся, что я останусь в сане диакона на какое-то время, потому что мне было боязно сразу становиться священником. Но уже через полтора года меня рукоположили в пресвитера. Супруга поддержала меня, у нас полное взаимопонимание в этом вопросе.

Первые богослужения

Мне запомнилось первое Всенощное бдение, когда я произносил ектеньи. Ко мне подошел кто-то из прихожан и сказал: «Как вы хорошо читали! Я все поняла, а до этого ничего не понимала». Я так сильно волновался, что, думаю, эти слова мне сказали в утешение. Сначала мне надо было научиться произносить ектеньи на церковнославянском, а уже потом мы начали служить на английском языке. Я помню, как готовился – постоянно прокручивал в голове последовательность. Слушал запись последования литургии, когда ехал в машине. Можно сказать, репетировал. Рукополагали меня в Сингапуре, где и проходил сорокоуст.

В пресвитера меня рукополагали уже в Москве в храме Троицы Живоначальной в Останкино накануне Дня Святой Троицы в 2016 году. Помню, как собралось множество прихожан на исповеди, и меня сразу после рукоположения благословили принимать исповедь.

Первые богослужения я сослужил. А вот когда я самостоятельно служил первую литургию, то, конечно, сильно волновался. Это была ранняя литургия, и священник Александр Чурочкин (клирик храма Троицы Живоначальной в Останкино) посоветовал мне не волноваться, если я не успею дочитать молитвы, и сказал, что в случае чего дочитает за меня. Такая забота была очень важной поддержкой для меня. И все прошло благополучно, слава Богу!

Воспоминания с первого богослужение стоят у меня перед глазами до сих пор, как картинки, словно это было вчера. Это был шаг, который нужно сделать. Переступить через свой страх и нерешительность. Пойти первый раз принимать исповедь – страшно, первый раз зайти в алтарь – страшно. Сейчас я уже понимаю, что это не волнение, а трепет.

Думаю, что дорогу в храм мы нашли молитвами бабушки моей супруги. Моя мама была крещена давно, а папа крестился недавно, в 65 лет. В свое время мы с детьми к вечернему правилу добавляли молитву, в которой своими словами просили Господа, чтобы дедушка решил принять крещение. Господь управил все удивительным образом: я сам совершил Таинство Крещения над отцом, когда он навестил нас в Сингапуре четыре года назад.

Успенский приход в Сингапуре

Богослужения у нас совершаются регулярно. Постепенно количество людей росло. Изначально храм был далеко от центра, не всем было удобно добираться – ехать на метро, а затем на автобусе. А потом, когда приход переехал на Хайленд-роуд, добираться стало гораздо удобнее – от метро до храма идти пешком 5 минут. Здесь и помещение больше, есть территория вокруг дома. Храм у нас домовый.

Есть одна особенность: прихожане часто меняются в силу того, что кто-то приезжает в Сингапур на работу временно – на 1–2 года или 5 лет. Менее постоянный состав, чем, например, на приходах в России. Больше всего прихожан русскоязычных, но есть и местные: китайцы и индийцы. Среди них целые семьи, в которых один человек привел в храм другого, бывшие католики и протестанты, которых стало что-то не устраивать в богословии их вероисповедания, и в поиске истины они пришли к нам. Некоторые приводят своих знакомых, некоторые приходят, потому что нашли где-то информацию о нас.

Был случай – мы приняли молодого человека, бывшего католика. Он сингапурец, а его девушка – русская. Он хотел креститься в России, но не нашел никого, кто смог бы говорить с ним на английском языке о вере. Русский язык он не знал, и поэтому у него не получилось принять Православие. По приезде на родину он нашел наш храм, пообщался с духовенством, и мы его покрестили.

«Для чего вы пришли креститься?»

У нас установлено так: тот священник из числа духовенства, с которым начинает общаться человек, и подготавливает его к крещению. Если кто-то позвонит мне, то уже я договариваюсь, когда встретиться, побеседовать, на какую дату назначить крещение. А если владыка Питирим, то, соответственно, он сам проводит беседы и Таинство Крещения.

Иерей Евгений Шмелев с семьей

Большая часть бесед проходит с крестными, потому что детей крестят чаще. Мы не пытаемся рассказать весь катехизис за две встречи. Для меня важно, чтобы после беседы или крещения человек сам пришел ко причастию. Я предлагаю людям задуматься о главном: для чего вы пришли креститься?

Я пытаюсь дать понять человеку, что у него с Богом постоянные взаимоотношения, осознает он это или нет. И чтобы он понимал, что Бог есть в его жизни, он постоянно в ней участвует. А если он в этой жизни участвует, то нужно с ним как-то это общение налаживать. Как тут не задуматься о цели жизни? Если хоть раз серьезно задуматься о том, что жизнь – вечная, смерти нет, а главная цель заключается в спасении души, тогда возникает вопрос: «Что же нам делать для спасения души?».

Тут-то люди начинают думать, что же им вставить в эту логическую цепочку. И если постараться честно ответить на вопрос, своими ли силами мы сможем достигнуть спасения, то ответ будет очевиден. Нам как воздух необходима внешняя помощь, участие в таинствах, установленных Господом, и искреннее упование на Его святую волю.


Записала Дарья Купряхина

Источник: Православие.ру

Сингапурская епархияDiocese of Singapore
КатегорииCategories: Главное, Публикации
ДатаDate: 23 декабря 2022
ПоделитьсяShare:

Церковь Русская на просторах и в глубинах Юго-Восточной Азии

01 ноября 2022
Деятельность Русской Православной Церкви никогда не ограничивалась рубежами нашей Родины. Свет Истины Христовой народам планеты несет православная миссия. О трудах и заботах православного духовенства на гигантской территории Юго-Восточной Азии, населенной самыми разнообразными и многочисленными нациями, народностями и племенами, читателям «Православного Осколья» рассказала Дарья Купряхина, пресс-секретарь Патриаршего Экзархата Юго-Восточной Азии. – Юго-Восточная Азия – динамично развивающийся […]


Иностранцы из разных уголков мира ищут веру в Петербурге

18 октября 2022
Что заставляет иностранцев идти вразрез с традиционными религиями своих стран и принимать православие? Студенты Санкт-Петербургской духовной академии рассказали о своем пути к вере и мечте построить первый православный храм на острове Калимантан. Санкт-Петербургская духовная академия – старейшее духовное учебное заведение Русской православной церкви. Она образована в 1721 году. Здесь учатся около 900 студентов, в том […]


«Я почувствовал: Бог смотрит на меня»: как филиппинец решил быть атеистом, а стал православным монахом

07 августа 2022
Когда-то этот филиппинский студент решил, что он — атеист, и порвал с религией. А через несколько лет оказался в России и… принял монашество! Как такое возможно? Да просто однажды он увидел то, что потрясло и перевернуло его душу. Иеромонах Иоанн (Гондаяо), 26 лет, клирик Филиппинско-Вьетнамской епархии Патриаршего Экзархата Юго-Восточной Азии: Я родился и вырос на […]